Перейти к содержимому



     
Чат


Фотография

Ванька

основано на реальных событиях

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 18

#1 OFFLINE   Фурия

Фурия

    Бiсова баба

  • users
  • PipPipPipPip
  • 4 470 сообщений
  • фото&контакты
  • Город:Батайск
  • Байк:Honda CB400SF (бывший), Kawasaki ER6N (бывший). Временно - злобный автомобилист

Отправлено 17 Август 2013 - 09:42

― Ну что, помянем? - Михалыч поднес маленькую граненую рюмку к губам и внимательно посмотрел на Василия.
― Помянем, ― отозвался Василий и окинул взглядом поле покосившихся крестов и надгробий. Солнце стояло высоко и где-то среди ветвей немногочисленных деревьев пели птицы. Некоторые могилы настолько заросли травой, что с трудом можно было разглядеть древние потрескавшиеся кресты, ― Давно меня здесь не было... Пятнадцать лет как не было. С того самого дня как умерла бабка Пелагея. Оставила она мне свой старенький домик, я все продать порывался, да что-то рука не поднялась - теперь вот в родные края приехал. Это, наверное «зов предков», или что-то в этом роде ― как в умных книжках пишут.
Василий залпом выпил рюмку водки и отломил корку черного хлеба, ― Славная была у меня бабка, добрая. Только вот жизнь у нее была тяжкая ― врагу не пожелаешь! И голод, и холод, и война! Страшное время было... А люди, как ни странно, лучше были! Отзывчивей, что-ли?! Не то, что сейчас ― сын отца убивает, отец сына... ― Василий тяжело вздохнул и провел рукой по серебристым волосам, ― Ладно, Михалыч, пошли отсюда! Помянули бабку, и ладно! Водка жаль осталась, да не пьется что-то...
― И то верно, пошли отсюда! Уж больно тяжко мне здесь, еще успеем належаться! ― Михалыч сгреб в холщовую сумку нехитрую снедь, и они побрели меж бесконечных заросших холмиков.
Вокруг было очень тихо, лишь только легкий теплый ветерок качал высокую траву. Над низким пахучим клевером жужжали мохнатые шмели, яркими желтыми пятнами мелькали островки зверобоя, и разбавлял всю эту чудную палитру синий цикорий.
Вдруг Василий как вкопанный остановился около одного маленького холмика, который можно было даже не заметить, если бы не ржавое облупившееся надгробие на котором виднелась полустертая надпись:

Иван Прохоров

14.09.1960 - 31.08.1968

«Помним, любим, скорбим»

Вверху была прикреплена маленькая выцветшая фотография, на ней еле угадывался силуэт маленького мальчика.
― Ты чего, брат? ― изумленно спросил Михалыч и посмотрел на побледневшего товарища. У Василия тем временем подкосились ноги, и он медленно осел на траву.
― Садись, Михалыч! Помянем пацана... Хороший пацан был, его надо помянуть. Ну, доставай бутылку! - голос Василия прозвучал как-то хрипло и незнакомо, ― Это долгая история, не знаю, захочешь слушать или нет... Но я не забуду ее никогда в жизни. Ты ведь приезжий, так что не знаешь.
― Ладно, рассказывай. Только вот, выпей сначала! А то на тебе лица нет! ― Михалыч протянул другу рюмку водки и налил себе, ― Давай, помянем твоего пацана... Что там за история приключилась?
― Было это, когда я только в школу пошел, в первый класс. Пришел к нам в класс мальчик, весь такой маленький, жалкий, одет бедненько - Ванькой его звали, это он на фотографии, ― Василий на минуту запнулся, словно набираясь сил для дальнейшего рассказа, а потом неторопливо продолжил, ― У него еще сандалии были девчачьи, красные... Он их стыдился очень, прятался на линейке, старался где-то сзади стать, чтобы никто не заметил. А мальчишки народ какой? Нам дай только повод посмеяться! В общем, кто-то увидел его сандалики - что тут началось! Чего только не говорили: «Где взял такие красивые? У сестры украл или у мамы? Ты вообще мальчик, или девочка?» Нам тогда было жутко весело! Только Ванька стоял молча, и глаза были грустные-грустные... Помню, мне тогда вдруг не по себе стало, когда мы случайно глазами встретились. Взгляд у него был такой... Он смотрел на меня без ненависти, без злости, а как-то печально, что ли...
Когда мы после линейки пришли в класс, так получилось, что нас за одну парту посадили. Мои товарищи еще подсмеивались надо мной, я тоже злился, но Ваню больше не трогал. Зато одноклассники издевались ― толкали, учебники отбирали, обзывались. А Ваня никогда никому сдачи не давал, бывало, обзовут его мальчишки как-нибудь, а он вместо того, чтобы ответить, стоит тихонечко, и глазами серыми, грустными, прямо в душу обидчику смотрит. Колька Егоров ― самый хулиганистый и хамоватый пацан в классе, и тот от его взгляда смущался, замолкал.
Ваня жил без отца. В семье кроме него было двое детей. Он, пятилетний Андрюшка, и младшая сестрёнка Наташа, которой едва исполнилось три года. Женщина, которая их родила, грешно будет назвать её матерью, беспробудно пила и гуляла. Могла сутками не появляться дома, а несчастные дети плакали от страха и голода. Видел бы ты их опухшие от слёз глаза, тощие тела и грязные, спутанные волосы...
Однажды Ваня зашёл в класс, не поднимая головы, быстро прошёл мимо меня и сел за последнюю парту. Он не вставал из-за неё даже на перемене, когда все дети играли в коридоре, а когда учительница вызвала его к доске, не пошёл. После уроков я догнал Ваню на крыльце школы.
― Ваня, что случилось? ― спросил я, а он молча поднял голову, и я увидел синяки и царапины на его лице.
― Ты с кем подрался?
― Мать побила. ― тихо вымолвил мальчик.
Я, живший в приличной семье, и никогда не знавший, что такое быть избитым собственными родителями, не поверил ему.
― Она вчера стала деньги на водку искать, а Наташка с монетками игралась, и закатила куда-то. Мать Наташку стала бить, а я на неё кинулся, помешать хотел. В руку ей зубами вцепился, и не отпускаю. Мать Наташку бросила, за меня принялась. Сначала лицо изодрала, потом головой о стенку, а потом хворостиной.
Ваня снял рубашку, и я увидел идущие через всю спину кровавые полосы, оставленные на его теле матерью.
С того дня, всякий раз, когда Ваня отсаживался от меня за последнюю парту, я не трогал его и не задавал лишних вопросов, зная, что мать опять подняла на него руку.
По осени, мы с Ваней бегали на пруд, ловить окуней и плотвичек, зимой катались с горки и лепили снеговиков... В общем, я сам не заметил, как подружился с этим добрым и не по годам умным мальчонкой. Да, для своих неполных восьми лет, Ваня был очень умным. После того, как окончили первый класс, мы все летние каникулы проводили вместе. Ваня всегда норовил достать что-нибудь из съестного и отнести своему братишке и сестре. Мы часто собирали ягоды в лесу, а однажды даже воровали на полях кукурузу. Так прошло почти все лето. Только к концу августа Ваня неожиданно пропал. Я долго с ним не виделся, хотя ходил кругами вокруг его дома, в надежде, что он все же покажется. Но его так и не было. А войти в дом я боялся, зная, какая у него злая мать. Потом, уже перед самым началом занятий, мне повезло, и я встретил Ваню в лесу с полным лукошком ягод. Он был каким-то особенно худым и бледным.
- Ваня! Где же ты пропадал все это время? Я уже от скуки помираю, а тебя все нет! - радостно заголосил я и бросился к другу.
На что Ваня тихо ответил: «Сестра у меня тяжко болеет. Врачи говорят пневмония. Нужно лечение, и хорошее питание. Вот я для нее и собираю ягоды, да грибы. А потом целыми днями с ней сижу. Она горит вся, за ней уход нужен. А мамка пьет еще больше прежнего. Все время повторяет, что если сестра умрет, жить легче станет. Еще на меня ругается. Говорит, на меня все деньги уходят. В школу нужны учебники, и одеть что-то надо - в общем одни затраты от меня».
У меня от его рассказа аж дух захватило. Страшно такое слушать. «А как сестра пневмонию подхватила», - спрашиваю - «лето вроде на дворе?»
- Да мать как всегда привела мужиков полный дом, они напились и стали драться. Малыши испугались, заплакали. Я схватил Андрюшку, Наташку - и давай деру! В тот день ливень страшный был, мы промокли до нитки. Ночевали в старом амбаре на том конце деревни. Сестра тогда замерзла сильно, как мы с Андрюшкой ее не кутали, оно хоть и лето, да зори то уже прохладные. Вот тогда видать, и подхватила она свою хворь. Ладно, пошел я. Надо сестренку кормить, - вздохнул Ваня и побрел домой.
А я тогда даже не нашелся, что сказать. Просто стоял и молча глядел ему вслед, будто в последний раз провожал. Так ничего ему и не сказал... А теперь вот думаю, что надо было сказать что-то. Поддержать как-то, ободрить что-ли. Может деньгами помочь, или едой. Тогда почему-то это на ум не пришло, только сердце щемило от безысходности. Да мне и родители запрещали с ним дружить, говорили семья неблагополучная, и все такое... Может, поэтому я своей матери ничего и не рассказывал. Струсил, наверное...и вместе.
Так наступило первое сентября. Родители нагладили мне брюки, надели белую рубашонку, и я радостно побежал в школу, точно зная, что наконец-то увижу своего Ваньку. Нас всех собрали у школы, для праздничного построения. Все пришли, только Вани не было. Я все глаза проглядел, все ждал его. Помню, меня даже учительница отругала, что вертелся много. Потом все поплелись в класс, а я шел последним и все оглядывался в надежде, что он все же появится. Вдруг, меня кто-то толкнул в бок. Это был рыжий краснощекий хулиган Колька Егоров. «Чего это ты все назад пялишься? Ждешь Ваньку своего?» - ехидно спросил он.
- Да, жду. Может, он опоздал просто! У него ведь сестра болеет, - ответил я.
- Не опоздал он. И можешь его не ждать. Не придет он в школу. Утонул он! Вчера его рыбаки выловили на речке, завтра хоронить будут.
- Как утонул? Он же воды как огня боялся! Он же никогда выше колена не заходил, даже когда мы рыбу вместе ловили! Врешь все, рыжая морда! - закричал я, и, схватив Кольку за грудки прижал к стенке, - Врешь, не утонул он! Он скоро будет, его мать не пустила! - по щекам против моей воли градом лились слезы.
Наконец, Колька не выдержал, и со всей силы оттолкнул меня от себя.
- Да ты что, совсем сдурел?! Больно надо мне врать! Правда это! Иди в класс, а то тебя скоро искать будут. - закричал он.
На уроке наша учительница, Валентина Федоровна, была такой печальной, и говорила тихо-тихо, почти шепотом. Когда урок закончился, и наступила перемена, она попросила детей не расходиться. После этого, я понял, что Колька не врал. У меня ком подступил к самому горлу, и я сидел, словно парализованный.
- Все вы помните мальчика Ваню Прохорова, который учился с вами в одном классе, - начала она. Вслед за этим, слезы полились градом из моих глаз, и я уже ничего не видел перед собой, а каждое последующее слово нашей учительницы разрывало мне сердце, страшнее любого ножа, - Так вот... Сегодня Ваня не пришел на занятия... Он больше никогда не придет на занятия, потому что вчера он утонул. Все учителя приносят свои соболезнования родным и близким Вани. Завтра состоятся похороны. Все, кто желает, могут пойти после уроков и проводить в последний... - после этих слов Валентина Федоровна запнулась и, поборов себя, продолжила - проводить в последний путь своего друга и одноклассника. Затем, она закрыла лицо руками и тихонько заплакала. В классе стояла невыносимая звенящая тишина. Дети испуганно переглядывались, никто не проронил ни слова. Я не мог больше находиться в классе и с ревом выскочил на улицу. Я бежал по пыльной дороге и рыдал в голос, спотыкался, ветки деревьев царапали мне лицо, но я все бежал вперед. На другом конце деревни была роща, там у нас с Ванькой было свое, «особое» место. Под старой ивой, у могучих ее корней была звериная нора, мы настелили туда сухой травы и часто играли там. Вот кончилась деревня. Я прибежал к старой иве, забился среди веток и плакал, плакал...
- Ванька не утонул... Ванька не утонул... Не утонул... - повторял я, захлебываясь слезами. А потом меня сморил сон, и я пролежал в норе почти до самого вечера. Проснувшись, когда солнце уже собиралось спрятаться за горизонт, я побрел в деревню. Ноги и руки затекли от неудобной позы и противно ныли. Еще издали я увидел толпу людей возле нашего дома.
- Вон он идет! - закричала толстая соседка тетя Тоня.
Мать с заплаканными глазами бросилась ко мне, схватила за руку и потащила в дом. Хмурый отец пошел следом.
«Неужто выпорют?» - мелькнуло в мозгу. Нет, бить меня не стали. Мать только всхлипывала и тормошила меня со словами:
- Где ты был?! Я чуть не умерла со страху, что с тобой что-то приключилось!

***


Всю ночь я ворочался и не мог уснуть, а наутро проснулся больным. Отец был молчалив, поел и ушел на работу. Мать разрешила мне остаться дома, но с условием что я и носа не высуну на улицу. Я сидел на подоконнике, прислонившись лицом к холодному стеклу, и видел, как у Ванькиной хаты стали собираться люди. Вот толстая тетка Тоня в черном траурном платке просеменила по улице и скрылась за калиткой, вот хмурый, задумчивый дед Семен прошагал по дороге и тоже свернул к Ванькиному дому. Мать увидала, что я смотрю в окно, и согнала меня с подоконника, а сама надела черный платок и ушла, закрыв за собой двери. Я слонялся по хате и думал, что же делать. Решение пришло внезапно. В потолке была квадратная дыра, которая вела на чердак и прикрывалась заслонкой. С чердака можно было через маленькое окошко пролезть на крышу, а с крыши по дереву спуститься во двор. На мое счастье в сенях всегда стояла лестница, я схватил ее и с трудом подставил под дыру, ведущую на чердак. Заслонка поддалась и отодвинулась в сторону. Весь в пыли, чихая и кашляя, я все же забрался на чердак. Пол был устелен соломой, а вдоль стен стояли картонные коробки с моими старыми игрушками и какими-то пожелтевшими от времени документами, в одной из стен было окошко без стекла, затянутое паутиной. Я без труда пролез в него и оказался на крыше. Отсюда открывался хороший вид на улицу. Я увидел, как из Ванькиного двора мужики выносят деревянный гробик, среди людей я увидел и маму, и нашу учительницу Валентину Федоровну, которая вытирала глаза платком.
Подбежав к краю крыши, я спрыгнул на толстую ветку дерева и ловко спустился во двор. Проскользнув за калитку, я пристроился к толпе соседей, которые шли за гробом, кто молча, кто всхлипывая. Вдруг из ворот под руки вывели Ванькину мать. Она рыдала и причитала: «Как же мы теперь без тебя, родненький?!!!» Когда на старом деревенском кладбище гроб опустили на землю, я выглянул из-за широкой спины деда Семена и смог разглядеть Ваньку. Маленький, худенький, со спутанными волосами, в стареньком коричневом костюме, он улыбался фиолетовыми губами, так, будто там, куда унесла его смерть, было легко и хорошо. В ужасе я зажмурился и отпрянул.
Когда опускали гроб, Ванькина мать рвалась к могиле и кричала: «Пустите меня, я с ним уйду!!!» - но женщины крепко держали ее.
А когда все побрели обратно, я шел самым последним, то и дело, оглядываясь назад, на старое кладбище, которое стало теперь Ваньке домом. Впереди меня шли две женщины. Я не сразу узнал в них Ванькину мать и тетку Раю, алкашку, ее подругу. Они шли и разговаривали. Тетка Рая говорила:
- Жалко пацана, рано ушел.
- А, Слава Богу! - отвечала Ванькина мать. - Одним щенком меньше стало.
Я опешил от таких слов. Как могла такое сказать мать, пять минут назад рыдавшая по сыну, и умолявшая не опускать гроб в могилу? Я обогнал их и пошел вперед. Увидев среди толпы маму, я подбежал к ней и обнял, слезы полились из моих глаз ручьями. Она схватила меня в объятия со словами:
- Как ты тут оказался?!
Но я плакал и не мог ответить, слезы душили меня. Вот так, в восемь лет, я потерял своего лучшего друга, - Василий протер глаза руками и помотал головой, как будто возвращаясь к реальности из какого-то далекого и такого страшного мира. Все это время, Михалыч внимательно слушал его рассказ и лишь иногда тихо вздыхал. Немного помолчав, Василий продолжил.
- Вот вроде бы на этом, Михалыч, история должна бы закончиться. Похоронили пацана, и все. Но ведь жизнь - она такая страшная штука, что никому и на ум не может прийти, какие «сюрпризы» она нам готовит. Тогда, в восемь лет, я подумал, что история действительно закончилась... Как я тогда ошибался... Мы ведь потом в город перебрались, а сюда наведывались к бабке Пелагее. Так что я тут редко бывал. И вот однажды, мне уже тогда лет сорок было, иду я значит по деревне - вдруг вижу, впереди старуха плетется, еле тащит тяжелые сумки. Дай, думаю, я бабке помогу. Догоняю ее, смотрю - что-то знакомое промелькнуло. А потом присмотрелся - да это ж Валентина Федоровна! Я ей сходу: «Валентина Федоровна, давайте помогу сумки до дому донести?», - она на меня смотрит, не узнает. Ну, я ей и говорю: «Это я, Василий Рязанцев, помните?» Только тогда, ее блеклые старушечьи глаза озарились светом, и она вспомнила... «Вася! Сколько лет прошло! Как годы летят!» - она обняла меня худыми немощными руками и тихонько заплакала. Мы медленно брели по деревне и говорили о жизни. Она сказала, что осталась совсем одна. Муж помер от сердечного приступа, дети выросли, и уехали в город. Они звали ее с собой, но она отказалась. Так и доживала свой век в одиночестве. Я рассказал о себе, о жене, о детях... В разговорах, мы не заметили, как пришли к ее маленькой покосившейся хатке. Она поблагодарила меня, а потом предложила зайти к ней на чай. Я сначала отказывался, но Валентина Федоровна уговорила меня. Мы снова долго говорили, вспоминали школьные годы. И конечно, не могли не вспомнить историю Вани. Неожиданно, Валентина Федоровна побледнела, и из ее глаз покатились крупные слезинки.
- Ты ведь еще не все знаешь, Васечка - пролепетала она. Я храню эту тайну уже 32 года. Я никому ее не рассказывала. Но я думаю, ты должен знать. Ты имеешь на это право. Да и я больше не могу носить этот камень на сердце. В день похорон Вани, когда все уже разошлись, я зашла к ним в хату, думала помочь его матери прибраться, или что еще... Двери были раскрыты настежь, а на грязном, затоптанном полу валялась его мать в пьяном угаре. Рядом, на кроватке, укрытая какими-то тряпками, лежала маленькая Наташа - она, кажется, спала. А в углу на лавке сидел и испуганно глядел на меня младший брат Вани, Андрюшка. Возле Ваниной матери лежала какая-то бумажка, видимо она вывалилась у нее из подола, - Марья Ивановна встала и подошла к старому буфету. Дрожащими руками она достала оттуда небольшую шкатулку. В шкатулке лежал маленький желтый от времени клочок бумаги. Она молча протянула его мне. Корявыми буквами, детским размашистым почерком было выведено:

«Дорогая Мамочка! Я знаю, что нас у тебя много. И ты не можешь прокормить нас всех. Особенно много денег нужно тратить на меня, потому что я хожу в школу. Пожалуйста, отдавай мою еду Наташе, ей ведь надо хорошо кушать, иначе она не поправится. Не обижай Андрюшку и если сможешь, пожалуйста, не пей...

Я вас всех очень сильно люблю. Прощайте. Ваня».

Это была его предсмертная записка. Особенно коряво были написаны последние слова. Я дочитал, и мне все стало понятно. Он утопился. Ради младших сестры и брата восьмилетний мальчик пошел на этот страшный шаг. Что я испытал, прочитав эту записку - трудно передать словами. Мне тогда казалось, что земля ушла у меня из-под ног. Я старался сдержаться, но слезы против воли жгли мне щеки. Наконец, я овладел собой. Мы просидели с Валентиной Федоровной до поздней ночи. Она рассказала, что сестра Вани, Наташа, когда выросла, уехала в город и там вышла замуж. Сейчас у нее трое детей и она живет хорошо. Андрюшка тоже перебрался в город, подальше от этих страшных мест. У него тоже хорошая семья и жизнь сложилась благополучно. Вот только знали ли они, какой ценой досталось им их счастье?
Когда я вышел от учительницы, была уже глубокая ночь. Полная луна заливала дорогу холодным голубоватым светом. Стояла какая-то тяжелая тишина, и лишь изредка легкий ветерок качал макушки деревьев. Я брел по дороге, не зная куда. Ноги сами привели меня к нашей речке. На берегу еще дымился костер, оставленный рыбаками, источая горьковатый аромат. Я уселся на примятую рыбаками траву и стал смотреть на золотистую гладь воды.
Я представлял себе Ваню... Наверняка, он пришел сюда так же, ночью. Днем тут всегда многолюдно. Он медленно поднялся на тот утес, на котором мы часто сидели, свесив ноги и наблюдая с высоты за рыбаками, немного постоял на краю. Возможно, оглянулся, в нерешительности сделать этот роковой шаг. Мысленно попрощался со всеми, и попросил Бога принять его душу. Он ведь верил в Бога. А вода была такая холодная и черная... и он боялся ее больше всего на свете. И вот, он готов... Боже, как же это страшно! ШАГ... Короткий полет в долю секунды, но жизнь успевает промелькнуть перед глазами. И черная, безжалостная пучина захватывает маленького мальчика. Его слабое тело еще какое-то время борется за жизнь, а потом наконец-то приходит смерть и уносит его на своих огромных черных крыльях в другой, не такой жестокий мир.
Сам не знаю, почему я тогда об этом думал... Просто, наверное, мне нужно было это представить... представить, чтобы понятьголовой... ая и черная... душу. ую гладь воды.омат.ьев. муж. , - Василий закрыл лицо руками и разрыдался, как в детстве, как маленький... Михалыч обнял его и не заметил, как слезы потекли и по его пыльным щекам, оставляя за собой грязные дорожки. Так и сидели два старика на заброшенной могиле, а ветер гнал по небу серые облака. Одно облако отделилось от других, сначала края его были рваными, а очертания бесформенными, но оно медленно изменялось, приобретая форму... И вот уже можно было различить курносый нос, грустные глаза и добрую улыбку маленького мальчика. Он видел их оттуда. И там он был счастлив...к слезы потекли по его пыльным щекам, оставляя за собой грязные дорожки.
  • 0

#2 OFFLINE   Ростбайкер

Ростбайкер

    Дальнобойщик Соло

  • users
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 10 498 сообщений

Отправлено 17 Август 2013 - 10:03

Ольга! Зачем ты сюда эту грусть притащила? Здесь только то , что сами сочинили. Если скажешь, что это твое- не поверю.
  • 0

#3 OFFLINE   SAABer

SAABer

    Герой флейма

  • users
  • PipPip
  • 2 238 сообщений
  • Город:Кущевская
  • Байк:Honda CB400SF=>Djebel XC=>TTR 250OE=>XR250=>KTM 530 EXC-R=>XT600E

Отправлено 17 Август 2013 - 10:04

Да уж...
  • 0

#4 OFFLINE   Фурия

Фурия

    Бiсова баба

  • users
  • PipPipPipPip
  • 4 470 сообщений
  • фото&контакты
  • Город:Батайск
  • Байк:Honda CB400SF (бывший), Kawasaki ER6N (бывший). Временно - злобный автомобилист

Отправлено 17 Август 2013 - 10:05

Если скажешь, что это твое- не поверю.

Обиделась.
В 11 классе писала, после прочтения коротенькой статьи в газете об этом мальчике.
Газета называлась "Моя Семья".
  • 0

#5 OFFLINE   metis

metis
  • Город:Россия Мать
  • Байк:Шаровая молния - HayabusA

Отправлено 17 Август 2013 - 10:10

трудно слова подобрать. МОЛОТЦА. Прочитал разом и очень понравилось.
  • 0

#6 OFFLINE   Ласточка

Ласточка

    Дальнобойщик

  • users
  • PipPipPipPipPip
  • 5 560 сообщений
  • Город:Свобода
  • Байк::)

Отправлено 17 Август 2013 - 10:15

и я вот прочла и думаю,что где то уже этот сюжет попадался :(
Но написано грамотно...

Ольчик давай че нить про Любовь :)
  • 0

#7 OFFLINE   jukov

jukov

    Юниор

  • users
  • 214 сообщений
  • Город:Батайск
  • Байк:cbr600rr 03" продал... F 4i 03" продал...954rr FireBlade 03" продал...

Отправлено 17 Август 2013 - 10:19

чё вы пишите всякий депресняк?!пишите о том как люди влюбляются,женятся,потом изменяют друг другу...о смерти и о смысле жизни надоело читать.такие реалии каждый день вокруг нас происходят...
  • 0

#8 OFFLINE   Фурия

Фурия

    Бiсова баба

  • users
  • PipPipPipPip
  • 4 470 сообщений
  • фото&контакты
  • Город:Батайск
  • Байк:Honda CB400SF (бывший), Kawasaki ER6N (бывший). Временно - злобный автомобилист

Отправлено 17 Август 2013 - 10:21

и я вот прочла и думаю,что где то уже этот сюжет попадался :(

Маленькая заметка была в газете, которая тронула до глубины души.

чё вы пишите всякий депресняк?!пишите о том как люди влюбляются,женятся

Никто читать не будет))
  • 0

#9 OFFLINE   DiSaVi

DiSaVi

    Герой флейма

  • users
  • Pip
  • 1 495 сообщений

Отправлено 17 Август 2013 - 10:29

Оля, молодец!!!
Сначало тоже подумалось, что автор не ты.
Но после того, как учительница Валентина Федоровна
оказалась Марией Ивановной сомнения развеялись. Видать корректор утомился)
Для школьницы очень даже хорошо.
Грамотная речь и комфортное изложение.
Давай свежее произведение!
И чур на позитиве)
  • 0

#10 OFFLINE   Фурия

Фурия

    Бiсова баба

  • users
  • PipPipPipPip
  • 4 470 сообщений
  • фото&контакты
  • Город:Батайск
  • Байк:Honda CB400SF (бывший), Kawasaki ER6N (бывший). Временно - злобный автомобилист

Отправлено 17 Август 2013 - 10:30

Блин, да я сама сейчас перечитала и нашла много косяков)))
  • 0

#11 OFFLINE   DiSaVi

DiSaVi

    Герой флейма

  • users
  • Pip
  • 1 495 сообщений

Отправлено 17 Август 2013 - 10:36

Текст изобилует хорошей стилистикой, если разбавить,
был бы проф. рассказ.
Мне все равно понравилось.

  • 0

#12 OFFLINE   jukov

jukov

    Юниор

  • users
  • 214 сообщений
  • Город:Батайск
  • Байк:cbr600rr 03" продал... F 4i 03" продал...954rr FireBlade 03" продал...

Отправлено 17 Август 2013 - 10:43

я бы с удовольствием читал...
  • 0

#13 OFFLINE   Фурия

Фурия

    Бiсова баба

  • users
  • PipPipPipPip
  • 4 470 сообщений
  • фото&контакты
  • Город:Батайск
  • Байк:Honda CB400SF (бывший), Kawasaki ER6N (бывший). Временно - злобный автомобилист

Отправлено 17 Август 2013 - 10:43

Текст изобилует хорошей стилистикой, если разбавить,
был бы проф. рассказ.
Мне все равно понравилось.

Спасибо!
Выросла на деревенских рассказах, рассказах о войне. Настольная книги были "В ожидании лета", "Судьба человека", "Четверо из России"
  • 0

#14 OFFLINE   Ростбайкер

Ростбайкер

    Дальнобойщик Соло

  • users
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 10 498 сообщений

Отправлено 17 Август 2013 - 11:34

И всё равно-это не твоё.Ты слишком молода,импульсивна,резка в суждениях и т.д.
Чтобы так писать,нужно сопережить это,хлебнуть лиха,иметь за плечами мало- мальски жизненный опыт.
"А Баба-Яга против".:)
  • 0

#15 OFFLINE   Фурия

Фурия

    Бiсова баба

  • users
  • PipPipPipPip
  • 4 470 сообщений
  • фото&контакты
  • Город:Батайск
  • Байк:Honda CB400SF (бывший), Kawasaki ER6N (бывший). Временно - злобный автомобилист

Отправлено 17 Август 2013 - 11:38

И всё равно-это не твоё.Ты слишком молода

Борисыч, это лучший комплимент для меня. :blush:
Ну а насчёт "хлебнуть лиха" - и хотелось бы не хлебать, но судьбу не поменяешь.

Сообщение отредактировал Фурия: 17 Август 2013 - 11:39

  • 0

#16 OFFLINE   Угрофин

Угрофин

    Герой флейма

  • users
  • PipPip
  • 2 572 сообщений
  • фото&контакты
  • Город:Ростов-на-Дону, Мокрый Батай
  • Байк:М106=>ИЖ-Ю-3=>ИЖ-Ю-5К=>TVS Apache=>Harley-Davidson Buell Blast 500

Отправлено 17 Август 2013 - 11:41

Ну никак не стыкуется этот твой рассказ и та аватарка, которой ты еще совсем недавно радовала нас "Вконтакте"! )))

А написано красиво, особенно для школьника!
  • 0

#17 OFFLINE   Фурия

Фурия

    Бiсова баба

  • users
  • PipPipPipPip
  • 4 470 сообщений
  • фото&контакты
  • Город:Батайск
  • Байк:Honda CB400SF (бывший), Kawasaki ER6N (бывший). Временно - злобный автомобилист

Отправлено 17 Август 2013 - 11:41

Ну никак не стыкуется этот твой рассказ и та аватарка, которой ты еще совсем недавно радовала нас "Вконтакте"! )))

А причём тут картинка и рассказ? Связи не вижу, коммента не поняла, извини)
  • 0

#18 OFFLINE   Угрофин

Угрофин

    Герой флейма

  • users
  • PipPip
  • 2 572 сообщений
  • фото&контакты
  • Город:Ростов-на-Дону, Мокрый Батай
  • Байк:М106=>ИЖ-Ю-3=>ИЖ-Ю-5К=>TVS Apache=>Harley-Davidson Buell Blast 500

Отправлено 17 Август 2013 - 11:44

Ладно...закроем! )) Если объяснять, то долго...
  • 0

#19 OFFLINE   Рина

Рина

    Герой флейма

  • users
  • Pip
  • 1 326 сообщений

Отправлено 17 Август 2013 - 12:33

аж слёзы на глазах... молодчина!
  • 0




Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных